Россия в украинских учебниках истории. Часть ІI
11.09.2018 | 0 комментариев
Моисеенкова Л., Марцинковский П.

Принадлежность Украины Западной Европе, естественно, предполагает её культуртрегерскую роль по отношению к России:

«Гордясь своим православием и культурным превосходством по сравнению с московским духовенством, украинская церковь боялась вмешательства Московского патриарха в свои дела. Однако, когда в 1686 г. царские власти все же вынудили Константинопольского патриарха отказаться от Киевской митрополии в пользу Москвы, украинский ренессанс, взламывая все барьеры московского культурного своеобразия покорил духовный мир России.

Одной из основных особенностей московского христианства являлась приверженность к обрядовой показной религиозности и воинственное нетерпение ко всему, что с их точки зрения неканонично. Западной культуры и науки здесь боялись и сторонились» (10. С. 76).

«Для просветительской деятельности в Россию выехали такие известные наши земляки, как Епифаний Славинецкий, Семен Полоцкий, которому было доверено обучать царских детей, Семен Яворский, Дмитрий Ростовский и известный церковный реформатор и государственный деятель Феофан Прокопович. Из-за малочисленности грамотных специалистов на церковные и преподавательские должности в Московии назначались выпускники и даже студенты Киево-Могилянской академии. По её образу и подобию в конце XVII в. в Москве была открыта Славяно-Греко-Латинская Академия. Кроме вышеупомянутых деятелей, культуру в России поднимали украинские книги» (10. С. 77).

«Украинская культура стала той отдушиной, через которую Московское общество знакомилось с духовными достижениями западноевропейской цивилизации, уже адаптированной к православной почве деятельностью украинских просветителей» (10. С. 77).

«Украинцы искренне отдавали Московии все свои силы, все свои знания, и на протяжении XVII в. они подготовили плодородную почву для реформы Петра I и были его ближайшими помощниками, когда пришлось эти реформы проводить в жизнь. Преодолев тот мостик, которым для московского общества являлась украинская культура, Россия в XVIII в. стала способной непосредственно воспринимать все европейские новшества» (10. С. 77).

Заслуга украинцев в проведении в жизнь реформ Петра I представляется сомнительной, если следовать оценке этой деятельности в другом учебнике (11):

«Построен был Санкт-Петербург в тяжелейших условиях руками сотен тысяч подневольных людей, согнанных сюда со всего государства, в том числе из Украины» (11. С. 195).

Иллюстрируя высокое самопожертвование Украины по отношению к Московии, авторы пытаются обосновать роль Западной Украины, как будущего «украинского Пьемонта» в борьбе за независимость от Москвы:

«Так, к началу ХIХ в. украинские земли Российской империи, сохранив православную конфессию, постепенно теряют свою культурно-этническую самобытность. С другой стороны, западноукраинское общество, которое после разделов Речи Посполитой оказалось под властью австрийских императоров, реформировав конфессию, в жесткой борьбе с польской культурой сохранило свою культурно-этническую самобытность» (10. С. 78).

Некоторые противоречия в подходах к историческим событиям вообще вызывают недоумение. Так, автор одного из учебников пишет: «Вторжение Карла XII в Украину закончилось разгромом его армии под Полтавой. После этого исход Северной войны был предрешён» (11. С. 198). В то же время, по словам председателя предметно-методической комиссии Министерства образования и науки:

«Повинні бути моменти, коли історія пишеться з київської точки зору, а не московської чи стокгольмської. А то вийде так, що Полтавську битву будуть описувати з точки зору Москви як перемогу “руського оружія”. Над ким перемога? Над нами? Потрібно, щоб були певні чіткі критерії відбору змісту. Адже по-різному напишуть історію німецько-польської війни німець і поляк. При всій спільності підходів якийсь люфт залишається для національного колориту»12 (18. С. 4).

Из всего изложения фактов истории России учащиеся вынесут представление о том, что несмотря на все усилия украинских миссионеров, им так и не удалось преодолеть вековую отсталость России и чудовищную жестокость её правителей. Эти два положения многократно, в различных вариантах повторяются авторами учебников. В одном из учебников гравюра XVI в. с изображением Ивана IV подписана не просто именем царя, а и важным, с точки зрения автора свидетельством: «В пятнадцать лет приказал затравить собаками боярина князя Шуйского» (11. С. 97).

Наиболее распространённые учебники по истории Украины для 9 го класса средней общеобразовательной школы, как исключенный из перечня пробный учебник В.Г.Сарбея «История Украины (XIX — нач. XX ст.)», так и утверждённый Министерством образования и науки Украины учебник Ф.Г.Турченко и В.Н.Мороко «История Украины (конец XVIII — начало XX века)» отличаются значительно менее выраженной антирусской направленностью. Однако и здесь образ России конца XVIII — начала XX в. не выглядит дружественным. Если учебник В.Г.Сарбея написан в полном соответствии с марксистско-ленинской методологией истории с точки зрения украинского национально-освободительного движения, где классовая и национально-освободительная борьба неразрывно связаны между собой, то в учебнике Ф.Г.Турченко и В.Н.Мороко, написанном в соответствии с той же методологией, классовая борьба целиком заменена на национально-освободительную. Враг остался тот же — Российская империя, как «тюрьма народов», в первую очередь, и Австро-Венгерская империя, во вторую. Естественно, в соответствии с ленинскими принципами исторического материализма всякая борьба — есть борьба политическая, и накал этой борьбы должен привести к высшей точке — революции. Если для канонической советской историографии бескомпромиссная борьба, которую вели угнетенные классы на протяжении столетий против эксплуататоров, увенчалась Великой Октябрьской социалистической революцией, то теперь бескомпромиссная национально-освободительная борьба, которую вели украинцы на протяжении столетий против иноземных государств, увенчалась национальной революцией, т.е. обретением Украиной независимости. Именно таким образом и содержательно, и дидактически выстроен соответствующий учебный материал.

Порой, стремясь продемонстрировать беспристрастность, авторы избегают антироссийской риторики, но их истинная позиция отчетливо просматривается в самом структурировании учебного материала, в акцентировании одних фактов и замалчивании других. Так, в учебнике Всемирной истории для 9 класса в разделе, посвященном России первой половины XIX в. отсутствует рассказ об Отечественной войне 1812 года. Параграф о поражении Наполеоновской армии в России помещён в раздел истории Франции (12. С. 61 — 66), а среди ключевых исторических фактов XIX — начала XX в. отмечены следующие:

«Одним из героев Севастополя стал украинец с Винничины матрос Пётр Маркович Кошка» (12. С. 157).

«Россия оставалась «тюрьмой народов». Угнетённые народы подвергались русификации, были лишены образования на родном языке, преследовалась их культура» (12. С. 243).

«В России наибольшие достижения в авиастроении были связаны с именем конструктора из Украины И.И.Сикорского (1889 — 1972)» (12. С. 286).

Нового врага заказывали?

Вектор противостояния врагу в учебниках для старшеклассников несколько меняется. Источником всех бед по-прежнему является Москва, однако уже не как столица России, а как логово коммунистического режима, как высшей формы московской империи, результатом распада которой должно стать национальное освобождение не только украинцев, но и самих русских.

В учебниках для 10–11 классов образ России едва различим за усатой тенью геронтократической власти кроваво-звездных башен тоталитарного Кремля. Вместе с тем, антирусская идеология всё же проявляется в некоторых, наиболее острых и неудобных вопросах истории. Так, например, передача Крыма в состав Украины в 1954 году в учебнике для 11 го класса (8) описана следующим образом:

«Вхождение Крыма в состав УССР. Решение Верховного Совета СССР от 10 февраля 1954 г. о передаче Крымской области в состав УССР прежде всего было продиктовано интересами центрального руководства страны.

Крым был тесно связан с Украиной на протяжении всей своей истории. После выселения с его территории крымско-татарского населения, немцев, греков, болгар и армян статус полуострова как автономной республики Российской Федерации изменился: было объявлено о создании Крымской области РСФСР.

Вследствие массовых депортаций хозяйственная жизнь Крыма была парализована. Особенно тяжёлым было положение сельского хозяйства. Заселение и экономическое освоение полуострова, в частности его степных и горных районов, которое планировалось провести преимущественно за счёт переселенцев из Российской Федерации, проходило медленно. Переселенцы, попав в непривычные условия, даже заявляли: «Выписали бы хоть одного татарина, чтобы рассказал, где что сеять и где воду брать». К середине 1948 г. из Крыма выехала часть приехавших туда в 1944 — 1947 гг. семей. Происходило это, как правило, ночью. В таких условиях включение Крымского полуострова в состав Украинской ССР, которое состоялось в ознаменование 300 летия “воссоединения” Украины с Россией, было попыткой переложить на плечи Украины часть моральной ответственности за выселение с полуострова крымско-татарского населения и вынудить её взять на себя восстановление хозяйственной и культурной жизни на полуострове. Московский центр при этом ничего не терял, так как в свою очередь безраздельно контролировал Украину» (8. С. 129).

Из сказанного можно сделать вывод, что после депортации крымских татар в Крыму образовалась пустыня. Между тем ещё во второй половине XIX в. основными производителями экспортного зерна в Крыму были русские, а к 1917 г. при общей численности 808 903 человека в Крыму проживали: 49,4% русских и украинцев, 26,8% — татар, 8,4% — евреев, 5,1% — немцев, 2,5% — греков, 2,1% — армян, 1,6% — болгар, 1,5% — поляков, 1,1% — караимов и 1,5% приходилось на все остальные, более чем полусотни, национальности. Да и названные причины передачи Крыма в состав УССР, по меньшей мере, спорны.

Не расстаются авторы учебников с негативным образом России и при описании её новейшей истории. Россия продолжает оставаться отсталой агрессивной страной с рецидивирующими имперскими припадками.

Не устраивает их ни внутренняя, ни внешняя политика России. Обеспокоены они судьбой и русского народа, и народов сопредельных стран. «Экономическим реформам в России по-прежнему не сопутствуют достижения в повышении жизненного уровня населения» (15. С. 183).

Во внешней политике России некоторым украинским авторам видятся «…претензии на роль влияющей на судьбы мира сверхдержавы» (15. С. 185):

«В 90 е годы Россия постоянно вмешивалась во внутренние дела сопредельных государств. В 1992 году резко обострились российско-украинские отношения в связи с проблемой раздела Черноморского флота и вопросом о статусе Крыма. Вплоть до лета 1994 года Россия по существу вела против Украины «холодную войну»» (15. С. 185).

«Быстро восстанавливающиеся российские имперские амбиции напугали страны центральной и юго-восточной Европы. Гарантию от вмешательства в их внутренние дела они и страны Балтии увидели во вступлении в НАТО» (15. С. 185) (Благотворные результаты такого решения не замедлили сказаться в бывшей Югославии. — Авт.).

«За кулисами локальных конфликтов на территории бывшего СССР почти всегда стоит Россия. Без её помощи вооруженный сепаратизм был бы немыслим» (15. С. 189).

* * *

Таким образом, Россия и всё, что с ней связано, выглядит в украинских школьных учебниках источником исторической трагедии украинского народа, средоточием зла и азиатского коварства. Взаимоотношение России и Украины представлено как перманентное противостояние, порой даже военное. Украинцы на протяжении всей своей истории — борцы за независимость. Обретение независимости — результат победы в этой борьбе. Украинский народ всё преодолел, выжил и сохранил свою культуру и самобытность в самые сложные времена оккупации русско-советской империей, не утратил стремление к свободе, независимости, собственной государственности.

Кто-то, вероятно, возразит — дескать, учебники пишут разные авторы, они имеют право на свое видение; учебников, в том числе утверждённых, много и свобода выбора точки зрения обеспечена. Не является же всё, что описано выше официальной позицией Украины. Ведь воспитание школьников в духе ненависти к соседнему государству, к почти половине собственного народа — это нарушение всех мыслимых норм национального и международного права, грубейшее попрание собственной Конституции, не говоря уже об элементарных правах человека, о соблюдении которых так много говорится. Однако учебники утверждаются официально и должны соответствовать официальным учебным программам по истории Украины и Всемирной истории. Да и автор выше упомянутых учебников В.С.Власов в этой области далеко не случайный человек, а главный редактор научно-методического журнала «Історія в школах України», научный сотрудник лаборатории исторического образования Института педагогики АПН Украины.

Объяснение здесь может быть только одно. Достаточно привести слова профессора Е.И.Пометун, заведующей лабораторией исторического образования Института педагогики АПН Украины, о роли учебников в советское время: «Государство было однозначно заинтересовано в монополии на учебники, тем более по истории, поскольку это гарантировало возможность осуществления на всем образовательном просторе Союза ССР единую информационную, воспитательную и контролирующую политику» (9. С. 13) и о безаппеляционности некоторых современных авторов, позиция которых «…по сути возвращает нас к той же партийно-государственной идеологии, только под другим названием» (9. С. 14).

Заинтересованность государства в полном информационном и идеологическом контроле своей территории и сейчас очевидна, тем более государства, управляемого бывшей советской номенклатурой, лишенной идеологических предрассудков и в борьбе за собственную власть готовой на все. Советская система, целиком и полностью построенная на рабстве и непрерывной борьбе за власть, всегда нуждалась в потенциальном противнике, всегда порождала ненависть как патологический симптом амбициозного рабства. А поскольку единственной угрозой независимой власти украинской номенклатуры выступала номенклатура российская, привыкшая к своему лидерству — идеология украинского национализма пришлась как нельзя кстати. Об искреннем служении украинской национальной идее в данном случае не может быть и речи, не говоря уже о том, что существование официальных учебников, пропитанных ненавистью к России оскорбительно для многомиллионного русского населения Украины. В попытках воспринять гневные высказывания иных авторов учебников украинской и всемирной истории у учащихся может возникнуть ощущение, что чересчур эмоциональное отношение к историческим событиям людей, родившихся и сформировавшихся в совершенно другую эпоху выглядит как своего рода транстемпоральное раздвоение личности. В то же время неангажированный историк рискует быть объявленным врагом независимой Украины, так как украинская национальная идентичность предполагает, с точки зрения свежеобращённых националистов, ненависть ко всему русскому и российскому. Главная цель, которую ставят перед собой авторы учебников — это преодоление в сознании учащихся представления об истории Украины как части российской истории (нет в прошлом — не будет и в будущем).

Какова же роль школьных учебников истории в формировании мировоззрения учащихся? Удается ли государству достичь реальной монополии в этой области? В условиях Крыма, где почти всё население русскоязычно, интернационализировано и космополитично такой монополии не только не существует, но имеет место активное противодействие идеям, пропагандируемым в новых учебниках истории.

Существует целый ряд причин, по которым столь желанная монополия на идеологическое содержание школьных учебников оказывается неэффективной и, по сути, умозрительной:

Во-первых, влияние семьи, где люди со сложившимся мировоззрением, испытавшие самые разнообразные метаморфозы советской власти и не собирающиеся отказываться от родного русского языка и русской идентичности, не приемлют новой псевдонационалистической риторики вчерашних аппаратных вождей и их воспитанников.

Во-вторых, идеологическое содержание рынка не учебной литературы и средств массовой информации, где господствует продукция из России, а спутниковые тарелки, кабельное телевидение и местные каналы, транслирующие российские программы, практически полностью вытеснили украинскую телепродукцию.

В-третьих, многочисленные протесты общественности, местных газет, русских национальных и пророссийских организаций. Причём эти протесты настолько оперативны, что порой некоторые свежеизданные учебники ещё не дошли до Крыма, но уже подвергаются резкой критике.

В-четвёртых, физическое отсутствие новых учебников. Несмотря на официальные заявления о том, что обеспеченность учебниками в школах Украины достигает 80%, на самом деле — это очень «усреднённый» показатель, поскольку если одних учебников в избытке, то других нет вообще. В результате — или использование старых учебников, где, конечно, нет ничего антироссийского, или надиктовка учебного материала учителем.

В-пятых, высокопрофессиональный учительский корпус историков Крыма, умеющий объективно и глубоко преподать учебный материал учащимся, избежав оскорбительной и недостоверной информации, порой содержащейся в учебниках, несмотря на административное давление и неудовлетворительное материальное обеспечение.

В-шестых, учитель в крымской школе обращается к мультикультурной аудитории, где в одном классе, помимо русских, украинцев и крымских татар, находятся порой представители ещё десятка национальностей, где приставки про- и анти- по национальному признаку невозможны и смертельно опасны.

В-седьмых, глубокое противоречие между попытками сформировать негативный образ других народов и государств, при совершенно некритическом отношении к собственной истории, и хозяйственной практикой на Крымском полуострове, где ежегодно миллионы туристов и отдыхающих из других регионов Украины, России, Белоруссии, десятков других стран предполагают не просто позитивное, но абсолютно толерантное к себе отношение.

Наконец, сама праздничная и жизнеутверждающая природная среда Крыма не приемлет негативного и слёзного отношения к истории, страдальческим воем которого, буквально пропитаны некоторые новые украинские учебники истории.

Результатом такого положения дел становится недоверие к учебникам. Причём критика украинских перегибов в этой области и нового мифотворчества не сопровождается критическим отношением к российским учебникам в их пренебрежительном отношении к Украине и её исторической роли. Все дискуссии на эту тему сводятся к противостоянию «национальных активистов» с той и другой стороны, не желающих понять, что интернациональная идентичность крымского общества не приемлет националистических сентенций ни с чьей стороны. Крым оказался в роли ребёнка разведённых родителей, который, уж если восстановление семьи невозможно, имеет право на уважительное и свободное общение и с одним, и с другим. Попытки создания российско-украинского согласованного учебника, написание учебников в контексте региональной истории пока ни к чему не привели, а это значит, что спрос на новые учебники отечественной и всемирной истории по-прежнему не удовлетворён.


Литература

1. Власов В.С., Данилевська О.М. Вступ до історії України: Підруч. для 5 кл. загальноосв. навч. закладів. К.: Генеза, 2002.

2. Мисан В.О. Оповідання з історії України. Підручн. для 5 го кл. серед. шк. К.: Генеза, 1997.

3. Лях Р.Д., Темирова Н.Р. История Украины. С древнейших времён и до XV в. Учеб. для 7 го кл. сред. шк. К.: Генеза, 2000.

4. Сергиенко г.Я., Смолий В.А. История Украины. С древнейших времён и до конца XVIII в. Учеб. для 7 — 8 кл. сред. шк. К.: Освіта, 1995.

5. Власов В.С. История Украины: 8 класс /Под ред. Ю. А. Мыцыка: Учеб. пособие. К.: Издательство А.С.К., 2002.

6. Сарбей В.Г. История Украины (XIX — нач. XX ст.): [Проб. учеб. для 9 кл. сред. шк.]: Пер. с укр. К.: Генеза, 1995.

7. Турченко Ф.Г., Мороко В.Н. История Украины. Учебник для 9 класса общеобразовательной школы. Изд. 2-е, перераб. и дополн. Запорожье: Просвита, 2002.

8. Турченко Ф.Г., Панченко П.П., Тимченко С. М. Новейшая история Украины. Часть вторая (1939 — 2001): Учебник для 11 го кл. сред. общеобразов. завед. К.: Генеза, 2001. Пометун О. Актуальні проблеми шкільного підручника з історії //Історія в школах України. 2002 г. № 6. С. 13 — 17.

9. Мішина та ін. Всесвітня історія: Епоха становлення сучасної цивілізації (кінецьXV — початок XX ст. ст.): 8 кл. / І.А.Мішина, Л.М.Жарова, А.А.Міхеєв. К.: Генеза, 1994.

10. Бирюлев И.М. Всемирная история. Часть первая. Новое время (XVI — конец XVIII в.): Учебник для 8 класса средней общеобразовательной школы. Запорожье: Просвіта, 2002.

11. Всемирная история. Новое время. Часть вторая. (Конец XVIII — начало XX в.): Пробный учебник для 9-го кл. сред. общеобраз. учебн. завед. 2-е изд. / С.В.Белоножко, И.М.Бирюлев, А.Р.Давлетов, В.Г.Космина, Л.А.Нестеренко, Ф.Г.Турченко. Запорожье: Просвіта, К.: Генеза, 2001.

12. Всесвітня історія:1914 — 1939: Навч. посібник для 10 кл. серед. загальноосвіт. шк. / Авт.-упоряд.: Я.М.Бердичевський, Т.В.Ладиченко. 3-те вид., перероб. Запоріжжя: Прем`єр, 1998.

13. Бураков Ю.В., Кипаренко г.Н., Мовчан С.П. Всемирная история: новейшее время. 1939 — 2001: Учебник для 11 кл. средн. общеобразоватучебн. завед. К.: Генеза, 2001.

14. Давлетов А.Р., Космина В.Г., Мороко В.Н. Всемирная история. Новейший период. 1939 — конец 90 х годов: Учебное пособие для 11 класса средней общеобразовательной школы. Запорожье: Просвіта, 2001.

15. Агибалова Е.В., Донской г.М. История средних веков: Учеб. для 7 кл. сред. шк. 27-е изд.

16. Коровкин Ф.П. История древнего мира. Учебник для 6 класса средней школы. М.: Просвещение, 1991.

17. Проблеми формування змісту шкільної історичної освіти. Матеріали «круглого столу» (Київ, 19 листопада 2002 р.) // Історія в школах України. 2003г. № 2. С. 2 — 5.

Примечания

1. Полужирным шрифтом выделены эпитеты, которыми награждают Россию и русских авторы учебников.

2. Когда во второй половине XVI в. украинские земли оказались под властью польского короля, казаки не покорились его воле и вскоре возглавили Национально-освободительную войну украинского народа, руководил которой гетман Богдан Хмельницкий. Но не суждено было Украине надолго стать свободной. Коварные соседи неустанно посягали на плодородные украинские земли. Долго боролись казаки, отбиваясь от Московского царства, Польши и Турции, но с каждым годом теряли свои права. В конце концов, российский царь уничтожил казацкий строй. Украинские земли — в который уже раз! — оказались под властью нескольких чужих государств (1. С. 15). (Здесь и далее авторский перевод).

3. Заключённое Богданом Хмельницким соглашение с московским царём свидетельствовало, что на украинских землях образовалась держава, с которой соседи должны были считаться. Однако, усиление Запорожского войска беспокоило соседних владетелей Польша, Московия, Турция начали предпринимать враждебные действия за спиной украинского правительства. Наступление на независимость Украинского государства значительно усилилось после смерти гетмана Хмельницкого. Подкупами, заговорами, сговорами чужаки стремились внести раздор среди казацкой старшины и обострить борьбу за гетманскую булаву. Это, в конце концов, привело к жестокой братоубийственной войне, расколовшей казацкую Украину на Левобережную и Правобережную Гетманщину, каждую со своим гетманом. Этот раздел окончательно закрепило соглашение, подписанное между Польшей и Московией в селе Андрусово в 1667 г. По Андрусовскому договору Левобережная Украина отходила Московии, а Правобережная — Польше. Запорожье должно было находиться под опекой обеих держав. Поделив между собой Украину, Польша и Московия не собирались защищать интересы украинского народа. Особенно сложной была ситуация на Правобережье, жители которого, помимо всего, подвергались грабительским нападениям турок и татар. Разрушительные военные действия уничтожили сотни сел, местечек, городов и привели к полному опустошению больших территорий. Этот сложный период истории Украины получил название Руина. (См. далее: 1. С. 154)

4. Поняв губительность военного союза казацкой Украины с Московией, гетман заключил соглашение с Польшей. В ответ царь пошел на Украину войной. Решающая битва состоялась 28 — 29 июня 1659 г. под Конотопом. Царская армия потерпела сокрушительное поражение (1. С. 155).

5. Судьбу Левобережной Гетманщины второй половины XVII — начала XVIII вв. определяло непрерывное наступление московского царизма на независимость Украины. Московские воеводы-наместники, назначавшиеся в Украину, обращали мало внимания на стремление гетманов сберегать старые казацкие права. С 1659 г. между каждым новоизбранным гетманом и царем заключались статьи-соглашения. И с каждым разом в них все больше ограничивались государственные права Украины: росла численность царских войск, находившихся в Гетманщине и содержавшихся за счёт украинцев; гетманам запрещалось поддерживать отношения с другими государствами и, в то же время, они были обязаны по приказу царя снаряжать казацкие полки на войны в составе московской армии, а также для изнурительных строительных работ в пользу Московии. Так шаг за шагом Левобережная Гетманщина из свободного государства превращалась в зависимую область державы «его царского величества». Новую попытку добыть волю и восстановить государственную самостоятельность Украина осуществила во время гетманства Ивана Мазепы (1687 — 1709). Чтобы освободить Украину, гетман Мазепа решил воспользоваться войной между Московией и Швецией и выступить на стороне шведского короля Карла XII. Тот обещал полную свободу Украине (1. С. 161 — 162).

6. Так подверглась уничтожению вся украинская жизнь (1. С. 168).

7. С 1918 г. продолжалась война большевистской России против Украины. Уже первые бои засвидетельствовали неслыханную жестокость новой российской власти. Украина истекала кровью, однако к концу 1920 г. на Надднепрянщине была установлена большевистская власть.

На захваченных украинских землях большевиков, прежде всего, интересовал хлеб. Угрожая оружием, они требовали от крестьян даром отдавать урожай. Только во второй половине 1922 г. из Украины было вывезено 320 тыс. тонн зерна. А два миллиона украинских детей в это время голодали.

Со второй половины 20-х гг. началось насильственное создание коллективных хозяйств — колхозов… С такими порядками украинские крестьяне не могли мириться. Однако к тем, кто оказывал сопротивление, большевики применяли силу. Их объявляли кулаками, целыми семьями массово вывозили в Сибирь, где нередко в суровое зимнее время выбрасывали полураздетыми в пустынных местах «на поселение».

Чтобы окончательно сломать отпор украинских хлеборобов большевистские вожди в Москве решили организовать в Украине преднамеренный голод. За одну только зиму–весну 1932 — 1933 гг. на наиплодороднейших украинских землях от голода вымерли 7 — 10 млн. душ.

Одновременно с уничтожением украинского крестьянства правительство большевиков развернуло борьбу против украинского образования, науки, искусства. Деятелей государства, культуры, церкви, ученых, учителей, врачей, не согласных с действиями партии большевиков, арестовывали, высылали в Сибирь, подвергали заключению, расстреливали. Последовательно уничтожались любые проявления украинского государственного самоуправления. С тех пор всё решала Москва (1. С. 216 — 217).

8. 1 сентября 1939 г. началась Вторая мировая война. Ей предшествовало тайное соглашение руководителей нацистской Германии и большевистского Советского Союза — Адольфа Гитлера и Иосифа Сталина, каждый из которых стремился господствовать в мире. Кровавые вожди по своему усмотрению решили судьбу многих народов Европы.

22 июня 1941 г. Германия начала войну с Советским Союзом. Ту войну называют советско-нацистской. Территорию Украины враг захватил полностью. На ней постоянно разворачивались кровавые бои, приводившие к страшным разрушениям… Однако наибольшее бедствие для Украины представляли людские потери. Миллионами украинцы гибли на фронте, миллионами — в нацистских лагерях смерти, от пожаров и бомбардировок, от голода и болезней. Только в Киеве, в Бабьем Яру, фашисты расстреляли свыше 100 тыс. человек (1. С. 223).

9. Вклад Украины в победу СССР в советско-нацистской войне трудно преувеличить. Так, в рядах советской Красной армии воевало около 4 млн. украинцев. Советскими боевыми наградами отмечены 2,5 млн. украинских воинов, 2069 среди которых — званием Героя Советского Союза. Немало украинцев было среди военачальников, около 50 тыс. действовали в составе отрядов советских партизан. Для этих людей наисчастливейшим всегда останется День победы — 9 мая 1945 г. (1. С. 224)

10. Для нашей земли Вторая мировая война была наинесправедливейшею из всех войн. Так как ни Советский Союз, ни Германия не заботились об освобождении Украины и построении в ней независимой державы. Сознательные украинцы понимали, что ждать помощи неоткуда, — нужно самим решать судьбу Украины. И возглавила таких национально сознательных украинцев Организация украинских националистов (ОУН), созданная еще в 1929 г. среди украинцев, которым пришлось уехать на чужбину. Под опекой ОУН было создано украинское правительство, а с началом советско-нацистской войны началось формирование украинской армии. С первых дней войны на украинских землях возникали отряды украинских партизан, или повстанцев. В конце 1942 г. такие отряды создали Украинскую повстанческую армию — УПА. Отряды УПА освобождали украинские города и села от фашистских оккупантов, защищали мирное население. Однако советское правительство не хотело, чтобы Украина имела свою армию. Поэтому, когда в 1943 г. с украинских земель были изгнаны нацистские захватчики, большевики начали воевать с УПА. Эта позорная война против своего народа продолжалась до 1953 г.; она привела к новым жертвам и стала ещё одним свидетельством большевистского террора (1. С. 224 — 225).

11. Века подневольного существования разрушали не только культуру Украины, но и её природу. Во все времена властители-чужаки безнаказанно грабили и уничтожали богатства нашей земли, совсем не заботясь о будущих поколениях. Особенно ухудшилось состояние украинской природы в 20 в. Партийные вельможи были равнодушны к нуждам людей. В республике было сооружено немало больших предприятий, загрязнявших вредными отходами и землю, и воду, и воздух. Бездумное, бесконтрольное использование на полях Украины ядохимикатов привело к заражению и отравлению больших площадей земли. Наиценнейший дар природы — земля — становилась непригодной для использования. Ухудшалось водоснабжение. Вследствие бесхозяйственности исчезло 20 тыс. речек, и, таким образом сотни сёл были лишены питьевой воды. Днепр и другие водоёмы вот-вот могли стать мёртвыми.

Однако наибольшее бедствие для Украины — катастрофа на Чернобыльской атомной электростанции. Ведь радиационное загрязнение — наиболее опасно и продолжительно. Преступным оказалось такое хозяйствование для Украины. Из-за него окружающая среда превратилась в источник опасных болезней. Жизнь убедительно доказала, что как-то улучшить ситуацию из далеких столиц невозможно. Так перед Украиной, в который уже раз, возникла необходимость в борьбе добывать независимость (1. С. 234 — 235).

12. Должны быть моменты, когда история пишется с киевской точки зрения, а не московской или стокгольмской. А то выйдет так, что Полтавскую битву будут описывать с точки зрения Москвы как победу «русского оружия». Над кем победа? Над нами? Нужно, чтобы были определённые чёткие критерии отбора содержания. Ведь по-разному напишут историю немецко-польской войны немец и поляк. При всём единстве подходов какой-то люфт остаётся для национального колорита (18. С. 4).

Оставьте комментарий