Усташи в «Азове»: хорватские ультраправые на «восточном фронте»
02.07.2019 | 1 комментариев

Усташи – ультраправая партия, правившая в 1941 – 1945 годах в марионеточном Хорватском независимом государстве, союзном гитлеровской Германии. На совести усташей – геноцид сотен тысяч сербов, евреев и цыган, в ходе которого применялась как резня, так и создание концлагерей (самый известный из них – Ясеновац). В 1991 году выжившие в эмиграции усташи смогли вернуться в провозгласившую независимость Хорватию, где возник ряд ультраправых политических партий – Хорватская партия права (Hrvatska stranka prava), Хорватская чистая партия права (Hrvatska čista stranka prava) и т.д. – прямо апеллирующих к наследию усташей и активно участвовавших в войне с Югославской народной армией и сербами, жившими в Хорватии и Боснии и Герцеговине.

С началом военного конфликта на востоке Украины усташи появились и здесь.

9 июля 2014 года итальянский военный журналист Фаусто Билославо опубликовал в газете il Giornale большую статью «Черные человечки» об иностранных добровольцах в «Азове» (есть также большой видеорепортаж с интервью Бессона, опубликованный il Giornale), где среди прочего упоминалось, что многие из иностранцев приезжают в батальон (ныне полк) при посредничестве бывшего французского спецназовца, а затем «дикого гуся» Гастона Бессона, воевавшего в 1991 году в Хорватии под Вуковаром и помогавшего во время балканской войны иностранцам (в том числе французам) присоединяться к хорватским вооруженным формированиям.

«Многие прибывают из стран Северной Европы, таких как Швеция, Финляндия, Норвегия. Желающих из Италии тоже хватает, – сообщил Бессон итальянскому журналисту. – А также хорватов, которые хотят пойти по стопам своих отцов, воевавших в 90-е».

26 сентября 2014 года сайт Svobodna Dalmacija опубликовал интервью с 21-летним хорватом Андро Загрепчанином, раненым 4 сентября под Широкино и находящимся в военном госпитале в Днепропетровске, где, по его словам, среди персонала «у него статус национального героя». Загрепчанин сказал, что до этого он пробыл «два с половиной месяца на фронте».

«Я сам оплатил свою поездку из Загреба в Киев, – рассказал хорватский доброволец в интервью. – Я впервые поговорил с командиром, французом Гастоном Бессоном, который живет в Пуле (город в хорватской Далмации. – Авт.) и использовал его связи для транзита из Загреба. Я проехал через Будапешт и поменял пять поездов, пока не приехал в Киев. Весь маршрут стоил около ста евро».

9 октября 2014 года на популярном международном фанатском форуме ultras-tifo.info пользователь под ником WBC опубликовал фотографию двух военной форме и балаклавах, с автоматами Калашникова, растянувшими флаг Хорватии с усташеской «шаховницей» (герб Хорватии, походящий на шахматную доску, усташеский герб отличается от современного герба Хорватии тем, что начинается в левом верхнем углу не с красного, а с белого квадрата) и заглавной буквой «U», то есть усташи. Фотографию, которая в последующие дни широко разошлась по СМИ (в том числе сербским) и соцсетям, пользователь сопроводил на форуме коротким текстом: «-U- in Azov. Hero».

Вероятнее всего, WBC означает принадлежность к крупнейшему объединению правых фанатов «Динамо» (Киев) White Boys Club, многие представители которого воевали в Донбассе в рядах «Азова». Последние и могли быть источником фото.

Между тем, тесно контактировали к тому времени с хорватскими ультраправыми и правые фанаты других украинских клубов. Речь идет прежде всего об ультрас «Карпат» (Львов), которые в нулевые входили на Украину в «большую тройку» наиболее сильных фанатских движений – наряду с киевским «Динамо» и днепропетровским «Днепром» (к концу нулевых в этот топ пробился и харьковский «Металлист»). Правда, своими боевыми качествами львовяне однозначно уступали киевлянам и днепрянам, но при этом отличались максимальным уровнем правого радикализма.

23 августа 2014 года в городе Ирпень Киевской области прошел матч между «Карпатами» и «Чайкой» (футбольный клуб из города Петропавловская Борщаговка Киевской области).

В фотоотчете с матча на сайте болельщиков клуба на нескольких фотографиях виден вывешенный на секторе львовян белый баннер с символикой усташей (граната с пылающим фитилем с изображенной на ней усташеской «шаховницей», граната вплетена в заглавную букву «U») и надписью «Za dom spremni» («За Родину готовы» – приветствие усташей).

Кстати говоря, УЕФА официально запрещает демонстрацию на стадионах как символики усташей (именно изображенной на фото хорватскую «шаховницу», начинающуюся в левом верхнем углу с белого квадрата), так и лозунг усташей «За Родину готовы» (Za dom spremni).

2 февраля 2015 года один из фанатских пабликов «Карпат» разместил фотографию группы из 10 мужчин, часть из которых одета в камуфляж, а несколько в черные футболки (у одного из них – с символикой «Карпат», у другого – с символикой «Азова» и даже надписью с названием полка), растянувшими флаг с усташеской «шаховницей». Фотографию сопровождает текст: «Хлопцы из Бандерштата (слэнговое название Львова на Украине. – Авт.) и побратимы из Хорватии в рядах полка «Азов». Слава Украине! Za dom spremni!»

10 февраля 2015 года на сайте хорватской газеты Jutarnji list (кстати, она входит в один холдинг с упомянутым выше сайтом Svobodna Dalmacija) была опубликована  статья, посвященную иностранным и в том числе хорватским добровольцам в «Азове».

Хорватский журналист, пообщавшись с работавшим в «Азове» инструктором шведом Микаэлем Скиллтом (в 2002 – 2010 годах член неофашистской Партии шведов, также имел военный опыт после службы в шведской армии и Национальной гвардии), пишет с его слов: «В эту часть постоянно приходят новые пополнения… и среди иностранцев, которые находятся в «Азове», большинство составляют хорваты, которых все чаще убивают в войне на Украине. Микаэль рассказывает мне, что… самый младший из них едва достиг совершеннолетия, а самый старший участвовал в Отечественной войне (война с сербами 1991 – 1995 годов называется в Хорватии «Отечественной войной» (Domovinski rat). – Авт.) и был там ранен, у него большой шрам на теле, а всего среди иностранных добровольцев более 25 хорватских бойцов. Большинство из них даже не знали друг друга до приезда в Украину из разных частей Хорватии».

Мотивация хорватов, по словам Скиллта, такова: «Мы хотим быть там, где сербы сражаются на пророссийской, сепаратистской стороне. Мы хотим биться с ними».

Далее хорватский журналист также упоминает о Бессоне: «Гастон Бессон – рекрутер батальона «Азов». Француз, который участвовал в войне в Хорватии, а затем в Боснии и Герцеговине, уже несколько месяцев живет и в Хорватии, и на Украине, и занимается, в частности, набором новых людей (в «Азов». – Авт.). Через него хорватские бойцы прибывают в батальон «Азов». При условии, что они сами находят средства для приезда в Украину, а затем на базу (очевидно, в Киеве. – Авт.), а затем в военный лагерь – батальон «Азов» находится на юго-востоке страны, защищая Мариуполь».

Как раз в начале 2015 года прибыла большая группа хорватских добровольцев в «Азов». О ней 8 марта 2015 года сообщила в Facebook (в настоящее время все страницы организации и ее лидеров заблокированы) неонацистская группировка С14, охарактеризовав их как «группу опытных военных инструкторов». Позже лидер С14 Евген Карась упомянул, что встретил прибывших на Украину хорватов в феврале 2015 года: «Иво Думанчич, хорватский офицер-артиллерист. Иво был руководителем группы из десяти человек, которых мы встречали в феврале 2015-го. Позже отправились в разведку артиллерии «Азова».

Подробнее о Думанчиче рассказала 31 марта 2018 года все та же хорватская газета Jutarnji list: «Иво Думанчич, 42-летний уроженец Загреба, который в 2015 году провел добровольцем семь месяцев, воюя на востоке Украины. Для этого он ушел из Хорватских вооруженных сил, где он был лейтенантом и пользовался авторитетом. Однако, как говорит сам Думанчич, он чувствовал себя нереализованным и понимал, что нуждается в военном опыте, который не получить в мирных условиях. Вместе с группой хорватов он присоединился к украинским силам, которые воевали с россиянами так же, как, по словам Думанчича, во время гражданской войны многие иностранцы вступали в ряды хорватской армии».

По словам Думанчича, он не успел поучаствовать в 1990-е годы войне с сербами, так на момент ее начала ему было 16 лет. Но, тем не менее, он был пропитан «патриотическим духом» и антикоммунизмом и ждал возможности для их реализации на новой войне.

«На протяжении года после украинской революции на Майдане в 2014 году я размышлял об этом, и в голове у меня постоянно крутилась мысль туда отправиться, – рассказывает Думанчич. – Случайно на Facebook я увидел объявление одного хорвата о том, что он собирает группу единомышленников, чтобы отправиться воевать на Украину. Я пришел на их встречу в Загребе: там было 20 человек, некоторые из которых тут же отказались ехать, поскольку их интересовали исключительно деньги. Это типичные наемники. Но в данном случае речи о деньгах не шло. Нас осталось семеро или восьмеро, но к нам продолжали приходить все новые желающие поехать на Украину. Так набралась сотня тех, кто хотел отправиться на Украину, но в итоге уехало всего 17 – 18 хорватов. Преимущественно все это были хорватские военные, которые принимали активное участие в гражданской войне. В среднем им было, пожалуй, по 42 – 43 года. Но было и несколько молодых людей без военного опыта. От хорватов, желающих поехать на Украину, просто ожидалась храбрость, а все остальное, что касается участия в отряде, мы решили сами».

12 января 2015 года Думанчич взял отпуск в армии и 18 января прибыл на Украину, где находился вплоть до августа того же года, воюя в «Азове».

«Впоследствии к нам присоединилось еще несколько хорватов, некоторые из которых очень скоро вернулись домой, а некоторые остались еще на год и даже дольше. В общей сложности через батальон прошло 20 хорватов. О половине из них я бы сказал, что они не годны для армии: кое-кто из них был наркозависимым или страдал алкоголизмом. Сегодня, насколько мне известно, всего двое хорватов остаются на Украине», – говорит Думанчич. Кстати, на негодность многих подававших заявки в «Азов» хорватских добровольцев, связанную в том числе с алкогольной и прочей зависимостью, сетовал в начале 2015 года в беседе с журналистом Jutarnji list и рекрутер Гастон Бессон.

Интересно, что одна из пользовательниц Facebook 4 марта 2015 года отметила Думанчича на фотографии, где он находился на футбольной трибуне с тем же самым флагом, с которым в феврале 2015 года была сфотографирована группа хорватских бойцов «Азова».

В августе 2015 года Думанчич отбыл на родину, а вот въехать на Украину потом не смог. «Вчера Думанчичу на границе отказано во въезде в Украину на несколько лет. Беспричинно… Очень сильно подозреваю, что просто СБУ и пограничники решили, «как бы чего не вышло, а вдруг наемник, и хватит уже ездить», – написал 7 мая 2016 года в Facebook Карась. Сам Думанчич в интервью Jutarnji list по этому поводу позже высказал предположение: «Украинские власти боятся добровольческих отрядов, особенно тех, которые не скрывают своей правой ориентации. Поэтому Киеву не нужны иностранцы в «Азове».

«Вместе со мной приехало на фронт еще несколько групп хорватов, но многие из них были вынуждены покинуть Украину. Так бы не произошло, если бы Украина имела более лояльную позицию не только к хорватам, иностранцам, но и вообще к добровольцам. Много бюрократии, много административных процедур, поэтому многие просто не смогли остаться», – признает в интервью, данном 14 июля 2018 года украинскому интернет-изданию «Апостроф», хорватский доброволец «Азова» Денис Шелер. Шелеру повезло больше, он служил в полку все эти годы.

В том же интервью Шелер упомянул, что «уже четыре года находится на востоке на службе в полку «Азов». Стоит уточнить, что первые сделанные на Украине фотографии появляются на странице Шелера в Facebook только в феврале 2015 года. Также в интервью Шелера, опубликованном 6 декабря 2014 года на сайте «Тризуба имени Степана Бандеры»* (входившего в «Правый сектор»*), упоминается, что «сейчас Денис является активным сторонником Украины – распространяет (в Хорватии. – Авт.) правдивую информацию о московcко-украинской войне и собирает волонтерскую помощь». То есть, тогда он еще не находился на Украине и не воевал. Вероятнее всего, прибыл он вместе с Думанчичем. Тем более, в интервью с Шелером, опубликованном 11 апреля 2018 года «Газетой по-украински», упомянуто, что тот «в январе 2015 года записался в «Азов».

Кстати, на странице Шелера есть совместные фотографии с Думанчичем на футбольной трибуне, размещенные 2 марта 2015 года (очевидно, с того же матча, что и упомянутая фотография выше). Шелер, кстати, еще более замотивирован идеологически правой идеологией, нежели Думанчич – в интервью «Тризубу» он говорил, что его поддержка Украины мотивирована следующими соображениями: «Сейчас это не просто борьба за украинскую независимость. Это борьба за европейскую свободу, идущую в Украине, свободу древних народов, за свободу мира, какой она должна быть. Борьба за белую европейскую расу, ее культуру и историю… Украина – последний оплот христианской правой Европы. Мы ожидаем многого от Украины. Многие хорваты верят в Украину».

Интересный момент – в 2017 году Шелер опубликовал в Facebook фотографию бойцов в камуфляже, растянувших два флага «Сокола» (молодежной организации, аффилированной с националистической партией «Свобода») и один флаг с усташеской «шаховницей» и надписями HOS и Za dom spremni. Это символика Хорватских оборонительных сил (Hrvatske obrambene snage), вооруженного формирования ультраправой Хорватской партией права (Hrvatska stranka prava), участвовавшей в войне с сербами в 1991 – 1993 годах.

В интервью с Шелером, показанном  13 июля 2018 года «24» каналом украинского телевидения, упоминается, что «еще в 90-х он был участником операции по освобождению захваченных сепаратистами районов Хорватии» (в интервью опубликованном 11 апреля 2018 года «Газетой по-украински», отмечается, что Шелер, будучи 1975 года рождения, «16-летним стал участником войны за независимость Хорватии», участвовал еще в боях 1991 года в Загребе). То есть, вполне мог успеть повоевать в рядах HOS.

В интервью, данном 9 апреля 2018 года ObozTV, Шелер назвал приблизительное количество хорватов, воевавших в «Азове»: «Нас не очень много, но приблизительно взвод наберется. Было бы больше, но с лета 2015 года начались проблемы с добровольцами и тогда много людей узнали о наших проблемах. А потом Украина сама не дала возможности, чтобы добровольцы из других стран сюда приезжали». То есть, примерно 20 – 30 человек (такая цифра называлась и ранее).

При этом, влияние усташеской, или шире – ультраправой хорватской идеологии на события на Украине оказалось непропорционально большим. Рассуждения о необходимости повторить с народными республиками Донбасса операцию «Буря», предпринятую Хорватией против Сербской Краины в 1995 году, в последние годы уже стали своего рода общим местом для украинского общества и даже истеблишмента.

Не последнюю роль в этом сыграла и медийная активность самих хорватов, прежде всего того же Шелера, который постоянно выступает с интервью в СМИ, проводит лекции. Так, 26 апреля 2017 года лекция Шелера прошла в Киеве (ее организатором выступила «Образовательная ассамблея», проект С14), 16 декабря 2017 года в центральной городской библиотеке Николаева (лекцию посетили местные активисты «Свободы» и  «Сокола»), 7 февраля 2018 года – в Ивано-Франковске (организатором встречи выступило местное отделение «Национального корпуса»), 27 февраля 2018 года – в Луцке (организатором встречи выступило местное отделение «Национального корпуса») и т.д.

По названию лекций («Освободительная война: опыт Хорватии и Украины») и отзывам в соцсетях и СМИ можно понять, о чем говорил на них Шелер – об общности конфликтов в Хорватии и Украине, об агрессивном сербском и российском империализме и т.д.

Все это формирует среди правого спектра украинского общества устойчивое представления об их идентичности с хорватскими ультраправыми. Особое внимание при этом направлено на футбольных болельщиков, представляющих наиболее массовую праворадикальную субкультуру.

Так, в июле 2015 года в Интернете была опубликована фотография баннера, сделанная, как утверждалось, в мае того же года в Мостаре (Босния и Герцеговина) местными правыми хорватскими болельщиками. На баннере с двух сторон усташеская «шаховница» и государственный герб Украины, из которых тянутся две руки, вступающие в рукопожатие (причем как это принято среди праворадикалов – ладонь хватается за предплечье) на фоне «волчьего крюка», входящего в эмблему «Азова». Так вот, в следущем году на одном из хорватских сайтов в статье о Денисе Шелере была опубликована фотография, где он стоит рядом с человеком, держащим в руках этот же баннер, только немного в свернутом виде.

24 марта 2017 года во время проходившего в Киеве квалификационного матча сборных Украины и Хорватии в рамках Чемпионата миру по футболу 2018 года по украинской столице были расклеены стикера, содержавшие «шаховницу» (в обычном варианте) на фоне хорватского флага и герб Украины на фоне государственного флага, из которых исходят сжимаемые в рукопожатии на фоне «кельтского креста» (международных символ неонацизма) рядом с автоматами Калашникова руки, а ниже надписи «Srbe na vrbe. Москалей на ножи».

Нечто похожее повторилось 7 июня 2019 года, когда во Львове проходил квалификационный матч сборных Украины и Сербии в рамках Чемпионата Европы по футболу. Коалиция  националистических организаций («Национальный спротив», «Традиция и порядок», «Инициатива нации») и прибывших во Львов из разных городов объединений футбольных болельщиков, а также хорватского движения «Сыны Родины», провели марш, собравший несколько сотен человек.

Перед колонной несли баннер, где были изображены усташеская «шаховница» и символика идентаризма (используемая «Национальным спротивом»), а также надписи «Zajedno vratimo dostojanstvo Europi. Вместе возродим величие Европы».

Как сообщается на странице «Национального спротива» в Facebook: «Главными темами, поднятыми на марше, были: украино-хорватская дружба; борьба с проявлениями культурного марксизма и евразийства».

Отдельная история – контакты украинских ультраправых, прежде всего созданной в 2016 году на базе полка «Азов» партии «Национальный корпус», с хорватскими, включая лидеров «Поколения обновления», вышедших перед этим из Хорватской чистой партии права и также тесно связанных с героизацией усташей. В этом явно не последнюю роль также играет Шелер, недавно в футболке с символикой «Азова» позировавший в штабе ультраправой политической коалиции Хорватии на выборах в Европарламент.

* Организации запрещены в России Верховным судом РФ.

Владислав Мальцев — специально для VERUM.TODAY
Использование материала возможно только при упоминании издания и наличии гиперссылки на материал
При подготовке статьи использовались изображения из открытых источников.

комментариев1
Instafollowfast.com Posted 15.08.2019 at18:13   Ответить

Кроме соединений, воевавших против югославских партизан, Загреб отправил на Восточный фронт один полк в составе немецких войск и равный усиленному батальону легион в рядах итальянской армии. Там же оказалось три оснащённых современными немецкими машинами хорватских эскадрильи, а на Чёрном море действовал отряд моряков, базирующийся в Николаеве. После уничтожения хорватских сухопутных частей под Сталинградом и на Верхнем Дону против СССР действовала лишь авиагруппа, зато в Югославии с зимы 1943 года к антипартизанским операциям приступили 369-я и 372-я пехотные дивизии. Оба соединения имели немецкий командный состав и входили в состав вермахта, но подавляющее большинство рядовых и унтер-офицерских должностей в них занимали хорваты. Точно по такому же принципу год спустя была сформирована 392-я пехотная дивизия.

Оставьте комментарий